');
НОВОСТИ РУБРИКИ АРХИВ РЕДАКЦИЯ РЕКЛАМА ПОДПИСКА КОНТАКТЫ ФОТОРЕПОРТАЖ

обзоры / Мария Повьякалова, 104 года: Самое главное, чтобы в душе было чисто (11-10-2017, 15:19)

Мария Повьякалова, 104 года:  Самое главное, чтобы в душе было чисто

Она прожила больше каждого из нынешних сызранцев. Родилась в царской России. Плакала, когда умер Ленин, и не проливала слез, когда умер Сталин. Плакала, когда Молотов объявил о начале войны и в День Победы. Пережила два страшных голода в Поволжье. Никого, никогда и ни в чем не винила. Любила мужа, рожала и хоронила детей, берегла семью, дождалась внуков и правнуков. Ее губы никогда не знали помады, ресницы, брови и волосы – краски, зато руки много, очень много работали. Сейчас, на склоне дней, она в заботе и холе, в ясном уме и трезвой памяти, разве что ноги отказываются ходить. И может рассказать много такого, о чем ни в одной книге не прочитаешь и даже не во всяких архивных книгах отыщешь…

 

               Под колесом истории         

Мария Ивановна Повьякалова, в девичестве Будникова, 104 года:

- Будниковы наша фамилия. Папа Иван Васильевич умер, когда мне полгода было. Мама Екатерина Кузьминична нас с братьями поднимала. Они жили в Сызрани, когда город сгорел. Потом дед Василий работал подрядчиком (брал строительные подряды после пожара 1906 года – О.Ч.). А позже уехали в Заколочный поселок.

Заколочный – один из поселков Новоспасского района ныне  Ульяновской области. Но в 1913 году, когда у Екатерины и Ивана Будниковых родилась меньшая дочка, Маша, Новоспасская волость входила в состав Сызранского уезда. Многие поселения и деревеньки уже неизвестны большинству наших горожан: Лапы и Чурино, Грабовка, Грековка, Подгоры… В некоторых всего и дворов-то насчитывали по 20-30.  И происхождения иных названий можно отыскать лишь в архивах да в памяти немногих старожилов.

- Барин был Чурин, он расстарался когда-то, сад рассадил, черемуху, боровинку (старинный русский сорт яблонь - О.Ч.).

…О судьбе крупного землевладельца Мария Ивановна не знает. После Гражданской его следы затерялись. Зато помнит, как в Чурино организовали сельсовет и коммуну, и все, с этим сопряженное:

- Жили мы не больно богато, крестьянствовали. Детства-то я не помню – с шести лет в поле. Когда малая была, мама уйдет и меня затворит на крючок, чтобы не убежала из дома, в пруду не утопла. Потом дед Василий приедет с гостинцем, ягод мне привезет. Жалели меня, куклу мне из мешковины сворачивали. Было, в прыгалки мы детьми играли – веревки крутили. В войну играли. Цыплята и утята меня обижали – все ляжки искусывали мне, когда их кормила, пока я, наконец, не догадалась от них в сени убегать.

Помню чуть-чуть, как война Гражданская кончилась, и пленных австрияков - они помогали вдовым крестьянкам в хозяйстве.

Когда раскулачивали, я уже большая была. Кто раскулачивал? Да свои! За то, что другие больше работали. Что не цепами хлеб молотили, а машинами. Четыре семьи раскулачили, под Архангельск загнали. У Антоновых шесть или семь детей, у Кучумовых, Абрамовых… Всего-то в поселке 28 домов было! В Чурино коммуну организовали. Скотину поели, дома поломали, пожгли, никому впрок чужое добро не пошло. Все развалили.

…Беда пришла в 1920 году -  тогда по всему Поволжью собрали всего около 20 млн пудов зерна. Для сравнения: в 1913-м урожай составил 146,4 млн пудов. Весной 1921-го грянула засуха. А до всех этих событий крестьянские дворы освободила от хлеба и фуражного зерна продразверстка.

- Многие тогда умирали с голоду. Две девушки такие хорошие,  до сих пор мне их жалко, помню их, на моих глазах умерли. Фамилии умирали! Как выжили мы все, не понимаю… Мама листки липы рвала, обваривала, с мучкой с Репьёвской мельницы мешала (не путать с мукой! Мучка – горькая пыль, что оседала на стенах мельницы при помоле зерна - О.Ч.), лепешки нам пекла. Сказать нельзя, какие трудности пережили. Мама даст мешочек, я пойду в убранное поле колоски собирать.

…Было в ту пору Маше семь-восемь лет. Ей исполнилось 11, когда умер Владимир Ильич и 12, когда в соседнем Чурино родилась дочка у Василия Демьяновича Маркова. Правда, Римму Маркову – будущую советскую кинозвезду – родители вскоре увезли в Саратов.  А Мария доросла до невест и вышла замуж за Степана, с которым зналась с детства, росли по соседству.

- Все честь по чести: его родители пришли меня сватать. Благословили нас иконой, мы венчались. Папаша хороший был, а свекровь строгая. Я восьмая в семью вошла, у них три брата да сестра были, но ни с кем не ругалась.

…Уже в замужестве Мария вместе с золовкой пошла на курсы ликбеза (ликвидация безграмотности – О.Ч.). На экзамене ей задали «трудный» вопрос: как зовут жену Ленина? Ответила про Надежду Константиновну и получила хорошую отметку. Читать Мария полюбила на всю жизнь. Степан тоже уважал книги.

 

Молодая хозяйка 

Во времена, когда торжествовало советское крепостное право и крестьяне не имели на руках паспортов, люди использовали самые разные способы, чтобы уехать в город: вербовались на стройки народного хозяйства, платили взятки местным представителям власти, поступали в техникумы и вузы… Для молодых мужчин был и еще вариант: не возвращаться в родные края после демобилизации. Этим и воспользовался Степан, муж Марии. Возможно, именно это спасло его семью.

Истощенная двумя волнами голода, Мария родила недоношенного ребенка, первенец прожил недолго. Вторую малышку молодые родители похоронили уже в Сызрани, куда в конце 30-х приехал глава семейства. В колхозе - бригадир трактористов, в армии - солдат, на гражданке он устроился работать в тюрьму водителем.

Жили в бараке на территории домзака. Скромно, если не сказать, бедно. В котелке варили и суп, и чай заваривали. За водой ходили к колонке. Стирали щелоком. «Голландку» топили щепой.

В войну Повьякаловым, как и всем, пришлось хлебнуть лиха. Хотя у Степана была «бронь», однажды, пока руководитель домзака находился в отъезде, его водителя было отправили на фронт. Вернувшись, полковник вовремя «выдернул» Степана из эшелона, который вчистую разбомбили в пути следования. В боевых командировках в Сталинграде муж Марии побывал уже вместе со своим начальником. Тогда это было в порядке вещей – у секретаря партийной организации домзака, к примеру, десять ближайших родственников воевали на фронтах. Победа стоила жизни двум старшим братьям Марии – Василию и Николаю.

Из тюрьмы семья Повьякаловых переселилась уже после войны, когда Степану выделили землю под строительство дома по улице Паровозной. Строились тяжело – доходы небольшие, глава семейства был категорически против, чтобы Мария работала где-либо на производстве. Во-первых, непорядок это в крестьянском понимании: мужняя жена должна за домом и детьми смотреть, да и по хозяйству работы всегда хватит. А главное, он жалел и берег ее. Ну и что, что у самого инфаркты? А у нее – врожденный порок сердца… За 46 лет, что прожила Мария с мужем, не слышала она от Степана худого слова. Никогда он не поднимал на нее руки.

 

Родительство 

Хозяйке, маме трех девочек, работы и впрямь хватало. Обшить - очень выручала «подольская» машинка, перелицевать, связать. Какие Мария шали вязала, а кайма-то узорчатая! А еще шапки и варежки, носки, шарфы, свитера!

Чудесные флоксы высаживала, варенье тазами варила в саду на костре. Гостей привечала. Даже когда совсем еще тяжко приходилось, каждое воскресенье у них собирались по-семейному друзья Степана: наварит картошки, подаст к столу капустки, и сидят, поют песни… Хорошо! Конечно, корову держали и птицу тоже.

Младшая дочка Марии и Степана родилась в уже благополучное время, в 1955 году. Лидия Степановна считает свое детство очень даже счастливым:

- Нас не баловали. Но все необходимое было. Мы всегда чувствовали, что любимы в семье. Да, долго не было телевизора, и его ходили смотреть к соседям. Зато был радиоприемник. Часы с боем – они и сейчас живы у нас. На окнах – занавески, что старшая сестра вышила гладью. Перед школой Люда подарила мне куклу - до этого были у меня самодельные. Лыжи и коньки. Каждый год нам родители покупали новые ранцы. Отец держал пчел – как сейчас принято говорить, это было его хобби. Летом папа всегда брал меня с собой на «Москвиче» на пасеку. Трава высокая, ягод море, ромашки огромные, как садовые, и колокольчики. Я видела змей, ежей, лосей, каталась на качелях, которые папа привязывал к соснам. У меня первой в классе появились капроновые банты!

А еще у нас всегда ставили ёлку. Детей собиралось соседских! Мама шила нам костюмы – водился у нас дома настоящий лисий хвост!

…На родительские собрания обычно ходила мама. Мария Ивановна и строгости в доме наводила: могла и ремешком или полотенцем пройтись по непослушным попам. И всегда держала на высоте авторитет главы семейства: «Вот скажу отцу!». И никогда не говорила. Берегла дорогого, любимого человека. Никогда не упрекала за нехватку денег. Хотя, наверное, и обидно было, когда ее работящий Степан за честный труд заслужил совсем маленькую пенсию.

Да, одевалась скромно. Да, не пользовалась косметикой. Зато до сих пор помнит подарок, которым порадовал ее Степан: отрез в два метра шелковой ткани! И ценит то, что муж не уставал повторять дочкам, что взял в жены самую красивую девушку в поселке!

Давно уже нет Степана, а Мария Ивановна все живет – единственный долгожитель в своем роду. Она выполнила и перевыполнила свой родительский долг. Все потомство вполне благополучно. Старшая, Люда, гордость и любовь семьи, педагог, живет в Самаре. Нина -  в Безенчуке. Людмила, фельдшер, в Сызрани, при маме. Одна правнучка, Наталья, на Украине. Олег – студент института международных отношений. Мария, которую назвали в честь прабабушки, учится в девятом классе.

Вот он, главный урок нам от Марии Ивановны 104 лет от роду:

- Жить как надо? Не сквернословить, не завидовать. Самое главное, чтобы в душе было чисто.

Ольга ЧУГАЙ

Написал - Редактор

Ключевые слова -
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.


• Партнёры
Городской портал Сызрани
ТРК Губерния
• Обзоры
Татьяна Орлова: Волонтёрство воспитывает душу

Выбери себе дело по душе, и тебе не придется работать ни одного дня. Именно так характеризует свою активную и плодотворную деятельность молодая и перспективная сызранка Татьяна Орлова.

В 22 года девушке доверили должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе Губернского колледжа. Еще бы: отличный школьный аттестат, красный диплом педагогического колледжа, а чуть позже такой  же - Московского госуниверситета культуры и искусств (МГИК) по специальности «Менеджмент в молодежной политике». 
Рамиль Байгулов: Дело жизни – по комсомольской путёвке

Каждый хоть раз слышал это устойчивое выражение. Но не все представляют, что оно означает на самом деле, особенно молодежь. А ведь для советского человека комсомольская путевка была так же обычна, как для современного - пластиковая карточка. По этому официальному документу, подтверждающему, что комсомолец направлен на работу городским или районным комитетом ВЛКСМ на ударные стройки, осваивать целину или северные территории страны, направляли, как бы теперь сказали, участников кадрового резерва.

• Личный кабинет
• Календарь
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
• Архив
Ноябрь 2019 (46)
Октябрь 2019 (89)
Сентябрь 2019 (75)
Август 2019 (51)
Июль 2019 (77)
Июнь 2019 (85)
• Реклама
Архив номеров вся газета
893 от 7.09.2018

Просмотров:19896 подробнее